Franz Ferdinand: "Мы начнём думать над нашей эпитафией, когда поймём, что она нам действительно необходима" | Статьи | British Wave

Franz Ferdinand

Дискография

  • 2004 - Franz Ferdinand
  • 2005 - You Could Have It So Much Better
  • 2009 - Tonight: Franz Ferdinand
  • Концерт Franz Ferdinand @ Клуб Nice'N'Sleazy
    На недавнем выступлении Franz Ferdinand в клубе "Nice'N'Sleazy" в Глазго Капранос и компания сыграли семь песен из своего нового студийного альбома

Ссылки

Franz Ferdinand: "Мы начнём думать над нашей эпитафией, когда поймём, что она нам действительно необходима"
29-09-2013

Три года назад они разошлись и едва ли общались. Но, снова встретившись однажды в Оркни, Franz Ferdinand начали втайне ото всех записывать свой четвёртый альбом. О своей новой жизни они рассказали Барри Николсону.

Дата: 11 декабря 2010.
Мысли: Мрачные.
Слова: Их нет почти.
Действия: Строго официальные.

Franz Ferdinand за сценой. Ребята только что закончили двухгодичный тур в поддержку альбома "Tonight…" Выступление, запланированное еще в более счастливые времена для поддержки своих друзей из Belle & Sebastian, станет первым, после официального окончания тура месяц назад. В течение всего того времени члены группы едва общались друг с другом и чувствуется нарастающее - молчаливое, но понятное ощущение того, что, это, пожалуй, конец Franz Ferdinand.

Когда в гримерку заходит Боб Харди в школьной форме, Пол Томпсон уже знает, что все кончено. "Боб проспорил мне 5 или 6 лет назад", объясняет барабанщик, "и по условиям спора он должен был надеть форму со съемок клипа и выйти в таком виде на сцену. Видимо, он думает, что это наше последнее выступление, вот и решился-таки выполнить обещанное".

Такое ощущение, что положение вещей Пола вовсе не волнует "Мы разошлись месяц назад после тура и даже ни разу не заговаривали о возможности записать еще один альбом вместе. Мы сегодня здесь, только потому, что договорились об этом давным-давно. Хотя должен признать, что публика принимает нас очень тепло. И тут, знаешь, я задумался, может, нам все же стоит постараться и записать еще один альбом.

 

Дата: 18 августа 2013 года.
Мысли: Слегка спутанные.
Слова: Хорошо продуманные.
Действия: Жвательные.

Я сижу на веранде одного мексиканского ресторанчика в Глазго, где Пол и гитарист Ник Маккарти с аппетитом жуют буррито. Прошло ровно 10 лет, с тех самых пор, как я впервые брал интервью у Franz Ferdinand, разъезжая по Глазго в старом и потрепанном мерседесе Алекса Капраноса, который он купил годом раньше всего за 90 фунтов и который я все еще периодически вижу уже спустя столько лет, после того, как группа взлетела с "Take Me Out".

В тот день участники группы показывали мне места в Глазго, которые некоторое время спустя стали знаменательными: Моnо, кафе и музыкальный магазин, десятилетие которого группа отметила незапланированным выступлением, заброшенный полицейский участок в Бриджтоне, ставший их репетиционной базой, и Chateau - бесхозный особняк, где и проходили их первые выступления.

Mono продолжает процветать, а вот в Chateau уже никто не рискует появляться после того, как несколько лет назад одна из лестниц полностью обвалилась. От заброшенного полицейского участка тоже мало что осталось, и сегодня это место напоминает нечто из книги Алана Вайсмана - "Мир без нас".

Как и все эти здания, сами Franz Ferdinand также могли стать прошлым "У нас не было ощущения необходимости изменить что-то или записать новый альбом. Мы все чувствовали себя несчастными и подавленными. Мы стали эгоистами, и замкнулись в себе. Мы игнорировали проблемы друг друга. В каком-то смысле, мы даже игнорировали друг друга", объясняет Пол.

Однако новый альбом записать им удалось. Вы уже должно быть слышали его, их первый за четыре года альбом, "Right Thoughts, Right Words, Right Actions" Записанный частично в лондонской студии Ника, частично дома у Алекса, альбом стал своего рода маленьким триумфом. Franz Ferdinand вернулись неожиданно, без предупреждения. Однако план у ребят все же был. Впервые за 10 лет им удалось записать альбом спокойно, без пристального внимания и давления со стороны.

Помню, в 2005 я и сам провел неделю в Манхэттэнской студии, где заканчивали альбом "You Could Have It So Much Better", заваливая вопросами об альбоме, который еще даже не был доработан, записывая все, что только замечал, и, делая заметки о песнях, которые даже не вошли в трек-лист. Хотя, несмотря на все это безумие, запись "Tonight…" далась группе еще с большим трудом.

"У нас были ненормальные фанаты из Южной Америки, которые хотели, чтобы мы установили веб-камеру, дабы они видели, каждый наш шаг. Это было настоящее безумие", жалуется Пол. "На этот раз мы не давали никаких интервью и не делали никаких заявлений, пока не закончили работу".

Сегодня мне не придется искать тему для разговора - их полно. На этот раз я решил брать интервью у участников группы по парам. Мне хочется быть уверенным в том, что и Боб, и Ник, и Пол смогут высказаться. Об Алексе мне вряд ли стоит беспокоиться. С ним всегда легко проводить интервью - участники группы не раз предоставляли ему право говорить за всех сразу. И легко понять почему: у парня всегда есть в загашнике парочка интересных метафор. Немного позднее, встретившись со мной в баре, Алекс скажет мне, что хотел, чтобы новый альбом звучал "типа как старые друзья собираются и заводят разговор о том, о чем никогда прежде и не разговаривали".

Сам процесс написания и записи музыки он сравнивает со спринтом Усэпа Болта на 100 метров. "Представь только, что человек живет всю свою жизнь, готовится, тренируется годами. И что в итоге? 10 выигранных секунд на финише. Но все де это самые важные 10 секунд в его жизни".

Я чувствую, что ребята очень осторожны, отвечая на вопрос, почему же они писали этот альбом так долго. Пол объясняет это так: "Не было ощущения, что мы должны спешить с выпуском альбома".

Такой взрослый подход к делу вполне объясним. Ребята никогда не были "слишком молоды". Алексу исполнилось 32, когда группа завоевала популярность, а сейчас ему уже пошел пятый десяток. Остальные (Нику - 38, Полу - 36) не далеко ушли от Алекса в этом плане. Нет ли ощущения, что они потеряли слишком много времени?

"Этот альбом занял ровно столько времени, сколько требовалось" настаивает Боб. "Если бы мы начали работать над ним сразу после окончания последнего тура, ничего бы не вышло. Мы бы просто-напросто откинули коньки".

Алекс жалуется на современную тенденцию бесконечных туров. "Все наши современники вынуждены слишком долго гастролировать. Сегодня группа записывает альбом, а потом 18 месяцев проводит в туре. The Smiths, например, гастролировали в течение лишь нескольких недель, потом возвращались и принимались за написание нового альбома. И у них это замечательно получалось, ведь они не были постоянно полностью измотанными. Нет, я не пытаюсь сказать, что мне не нравится проводить время в турах. Просто когда это занимает столько времени, боже, к окончанию хочется просто сдохнуть".

К июню 2011 Franz Ferdinand были полностью истощены. Боб перестал общаться с Алексом, который всерьез начинал полагать, что дни группы сочтены. Даже Ник, который сейчас не согласен со словами, о том, что Franz Ferdinand приходилось именно выживать в течение 2011 года, все же признает, что к концу тура был "действительно рад получить возможность заняться чем-то другим".

"Я просто перестал кайфовать от того, что выхожу на сцену. Когда такое происходит, значит, что-то пошло не так". "Обычно мы все время ругались после очередного концерта", говорит Алекс, когда я спрашиваю о том, в чем же был предмет основного разногласия между участниками группы. "Но ругаются обычно же из-за какой-то фигни. Не потому что кто-то с кем-то не согласен в вопросах политики, или обсуждая правительство, или высказывая отношения к ситуации в Сирии".

"Было также ощущение, что три приятеля однажды пошли на вечеринку, и из заперли там на целых три года", добавляет Боб. "Ну, и кто захочет провести остаток своей жизни все с теми же тремя парнями?"

Короче говоря, ребята просто надоели друг другу. Разобраться во всей этой ситуации предложила общая подруга участников Диана Мартел, которая когда-то снимала для них видео на "Do You Want To". "И я, и Боб писали Диане, в тот период, когда мы не общались друг с другом," объясняет Алекс, " И я спросил ее, что же мне делать дальше. А она отвечает; "Почему бы тебе самому не ответить на этот вопрос? Почему ты не общаешься с ребятами?" Я задумался и понял, что не знаю, хочу ли, чтобы группа существовала и впредь. Диана замечательная, прямолинейная жительница Бруклина, и в ней нет никакой фальши, поэтому она сказала мне:"Что ты, блин, творишь?! Соберитесь с ребятами и обсудите все проблемы" Так мы и сделали".

С подачи Дианы, Алекс и Боб поехали в Орли, где в течение нескольких дней они решали судьбу группы и спасали свою дружбу. Алекс вспоминает это время как "саммит в Орли" Как это происходило?

"Мы просто напились", смеется Боб. "Сидели в пабе, в какой-то деревушке. Тут нас узнали местные и врубили на музыкальном автомате наш первый альбом. А мы сидели в углу, пьяные в хлам, и подпевали".

Пока они были в Орли, Алекс понял, что каждый сам отвечает за то, какой должна быть его жизнь. И, "при всем уважении к звукозаписывающей компании, фанатам и менеджерам, сегодня мне уже абсолютно наплевать на чье-то мнение и ожидания. И это именно то самое чувство свободы". Все эти "предпринятые меры" позволили в итоге записать "Right Thoughts". Franz Ferdinand вернулись с действительно ярким и стоящим альбомом.

Что нового? Алекс стал писать более метафизическую музыку. Под эти песни еще вполне себе можно зажечь на танцполе, но, кроме того, в них застрагивают соя важные вопросы расставаний, чувств, веры и бренности бытия.

Алексу всегда был присущ этот странный микс из скептицизма и суеверий. С одной стороны, он вспоминает свою греческую бабушку, которая умела предсказывать на кофейной гуще всякие бедствия. С другой, он всегда восхищался дедушкой, который вовсе отрицал существование чего-то божественного или теологического. Все эти противоречия привели к тому, что в 20 лет Алекс какое-то время углубился в изучение богословия. Скорее от любознательности, чем от религиозности.

Сейчас он говорит, что "только потому что религия не является частью моей жизни, это не означает, что у меня не осталось вопросов, на которые я хочу получить ответ. В моей душе еще зреет этот конфликт между здравым смыслом и сердечным желанием иметь на все простое объяснение. В принципе, эта тема поднимается и на альбоме. В нем есть нечто "поучающее". Ведь было бы здорово, если б существовал свод инструкций, который помогал по жизни. Я провел много времени, в поисках какого-нибудь пособия, или вроде того, по религии, литературе и кино. Я даже спрашивал о таких у участников других групп. И все же не нашел "того самого". Но это вовсе не значит, что нужно перестать искать".

Как бы тогда ты себя назвал - атеистом, агностиком или верующим? "Знаешь, 2 года назад со мной произошел интересный случай. Однажды я написал в Твиттере что-то вроде, что мне не хватает веры, чтобы быть настоящим атеистом. И меня буквально завалили сообщениями ярые и закоренелые атеисты. Я даже и не знал, что такие бывают. И тогда я понял, что в жизни этих фанатиков все-таки есть религия. Просто она у них своя".

Новый альбом завершается на минорной ноте, треком "Goodbye Lovers & Friends" - поэтому я решил завершить интервью таким же образом. Если бы Franz Ferdinand все-таки прекратили свое существование, какую бы эпитафию Алекс написал? "Я начну об этом думать, когда эпитафия нам действительно будет нужна", отвечает он.

"И, конечно, однажды она понадобится, но точно не сейчас. Как группа, мы живее всех живых. Хотя, все дело в том, что понимать под фразой "быть живым". А за чипсы и свободу вы бы согласились умереть? "Ха, да, за что-нибудь вроде этого-вполне".

Дата: 20 августа 2013 года
Мысли: Сфокусированные
Слова: Не нужны
Действия: ОНИ ВЕРНУЛИСЬ!

Перевод для Britishwave.ru: Ася Гельман
Барри Николсон
New Musical Express
Нашли ошибку? Сообщите нам об этом - выделите ошибочный, по Вашему мнению, фрагмент текста, нажмите Ctrl+Enter, в появившееся окно впишите комментарий и нажмите “Отправить”.
Просмотров: 1763