Всем Гогена: интервью с Hot Chip | Статьи | British Wave

Hot Chip

Дискография

  • 2004 - Coming On Strong
  • 2006 - The Warning
  • 2008 - Made In The Dark
  • 2010 - One Life Stand
  • 2012 - In Our Heads
  • Всем Гогена: интервью с Hot Chip
    Каждый хочет быть уникальным. Неужто правда каждый? Hot Chip, плевать хотевшие на этот тренд индивидуализации, тем не менее выпускают альбом с десятком разных обложек - в знак протеста, как они говорят

Ссылки

Всем Гогена: интервью с Hot Chip
26-07-2015

Каждый хочет быть уникальным. Неужто правда каждый? Hot Chip, плевать хотевшие на этот тренд индивидуализации, тем не менее выпускают альбом с десятком разных обложек - в знак протеста, как они говорят.

Марк Хейвинкель поговорил с фронтменом Алексисом Тейлором о попытке довести до абсурда тягу отличаться чем-то от других.

В настоящее время внимание любителей искусства со всего мира привлекает определённая картина, находящаяся в фонде художественного музея Бейелера в Базеле: называется она "Nafea Faa Ipoioo", по-русски "Когда свадьба?". Весной галерея продала картину за сумму порядка 300 млн. долларов, что сделало произведение самым дорогим образчиком живописи в мире. Почему так дорого? Потому что  изображённые на идиллическом пейзаже 2 женщины это красиво? Потому что картина вышла из под кисти известного французского художника Поля Гогена? Разумеется. Но прежде всего потому, что она уникальна. Тот, кто владеет картиной, может похвастаться сокровищем перед тем, кто с удовольствием обладал бы им.

Нет такого человека, который бы не был зависим от желания быть уникальным. Чтобы быть немножко другим мы разрабатываем в Adidas собственный дизайн кроссовок, составляем собственные фруктовые смеси с помощью MyMüsli, покупаем кока-колу в бутылках, на которых стоит наше имя. Хотя сравнение Adidas, Coca-Cola и Поля Гогена немного некорректно, в основе всего находится распространённое желание быть индивидуальностью.

На то, что компании используют эту тягу в своих интересах, Алексис Тейлор может лишь неодобрительно покачать головой.

"Когда Coca-Cola начала эту персонализационную акцию, я прекратил пить колу", - говорит основатель и вокалист лондонской группы Hot Chip. "Всё идёт из желания коммерциализации нашего стремления к уникальности. Это как если бы каждый купил себе неповторимую картину Гогена. Но это невозможно".

Сильные слова. Тем не менее, выпуская новую пластинку "Why Make Sense?" Тейлор придерживается схожей стратегии: шестой студийный альбом электро-поп-квинтета выходит в 501 цветовой вариации. Даже узор на обложке выпускается десятках вариантов, так что можно считать, что в музыкальном магазине находится более тысячи версий обложки. Это ли не попытка сравниться с Гогеном?

"Конечно, мы пытаемся сделать нечто уникальное, создавая обложку для альбома", - признаётся Тейлор в разговоре в берлинском кафе. "Но в нашем случае больше задействуется идея поиграться с технологиями и выразить себя творчески".

Осуществить дизайнерскую мысль помог художник Ник Рельф. Вместе с Венди Яо, владелицей лос-анджелесского модного художественно-музыкального магазина Ooga Booga, Рельф подробно обсудил возможность использования идеи Coca-Cola в своих целях. В конечном итоге это выросло в сотрудничество с Hot Chip.

В дополнение к игре с современной технологией печати, индивидуализационная стратегия несёт в себе протест.

"Чтобы заметить уникальность каждого альбома, которая зачастую практически не видна, нужно собрать много копий и сравнивать каждую", - констатирует Алексис с улыбкой, прекрасно осознавая, что делать этого никто не будет. "Музыкальные магазины определённо не будут выставлять много обложек рядом. В интернете вы тоже будете видеть только одну обложку. Таким образом, различные экземпляры отражают романтичное, но нереалистичное желание неповторимости. Это уже почти шутка".

Несмотря на то, что Hot Chip так иронично обращаются с человеческим желанием быть особенным, "Why Make Sense?" - это отнюдь не забавная пластинка. Напротив, впервые за 15-летнюю историю своего существования группа переключила своё внимание с клубного звука к глубине текстов песен. Речь идёт о страхе потери, тёмных мечтах и тревожных новостях о террористических атаках.

"Музыка - это то, с помощью чего я могу сказать больше, чем если бы я задействовал обычную речь", - объясняет Тейлор. "Поэтому мы сместили фокус с инструментальных клубных треков на песни с классической структурой: куплет-проигрыш-припев. Мы создали пластинку, которую лучше всего внимательно слушать находясь дома".

Времена, когда ди-джеи могли 3 часа крутить миксы на Hot Chip, чтобы распалять толпу, остались в прошлом с моментом выпуска "Why Make Sense?".

"Мы записали пластинку для разогрева", - утверждает Тейлор.

Но Hot Chip не полностью отказались от танцевального звука. То там, то там проблёскивают r'n'b-вставки. Такие песни, как "Started Right", "Love Is The Future" или "Easy To Get" отсылают как к r'n'b 70-х, так и к продукции Timbaland из нулевых.

"R'n'B всегда играло в нашей жизни важную роль, но никогда этот жанр не был столь явственно виден в наших альбомах, как сейчас", - говорит Тейлор.

Таким образом протест оказался успешен, группа экспериментировала в студии с большим количеством новых инструментов и старых синтезаторов.

"Много лет назад у нас была идея записывать альбомы исключительно в экзотических местах", -вспоминает Тейлор, "Например, на Багамах. Тогда, к сожалению, у нас не было денег на это. И поскольку мы не можем быть слишком долго в разлуке с нашими семьями, по крайней мере мы меняем студии в пределах страны".

На этот раз музыканты отправились в Angelic Studio, расположенную за пределами Лондона, где часть группы записывала музыку, в то время как оставшаяся часть сводила треки.

"В этот раз мы очень эффективно использовали своё время".

Хотя едва ли найдётся произведение формата оцененного в миллионы полотна Гогена, но создание музыки, которая будет находиться в тени, никогда не было целью Hot Chip.

"С помощью нашей музыки мы хотим продемонстрировать нашу мудрость или креативность. Мы хотим записывать хорошую музыку, которая в идеале будет трогать людей за живое", - говорит Тейлор.

Затем он встаёт и спрашивает, может ли он заказать бутерброд, отказываясь от предложенного меню.

"Я могу сам себе его составить?", - спрашивает он.

Всё в честь протеста против уникальности.

Перевод для Britishwave.ru: Алиса Рыженкова
Марк Хейвинкель
Intro
Нашли ошибку? Сообщите нам об этом - выделите ошибочный, по Вашему мнению, фрагмент текста, нажмите Ctrl+Enter, в появившееся окно впишите комментарий и нажмите “Отправить”.
Просмотров: 917