Можно с надеждой смотреть в будущее. Интервью с группой Neon Lights | Статьи | British Wave

Neon Lights

Дискография

  • 2014 - Heaven

Ссылки

Можно с надеждой смотреть в будущее. Интервью с группой Neon Lights
01-05-2015

Петербургский электронный дуэт Neon Lights был создан двумя музыкальными критиками Евгением Лазаренко и Максом Хагеном, в ответ на многочисленные крики обиженных музыкантов "сначала попробуйте, потом критикуйте".

Neon Lights – это яркий танцевальный нью-вейв проект, одинаково хорошо звучащий как на фестивальной сцене, так и в клубном пространстве, и даже с болванки начинающего ди-джея в баре на Думской.

В преддверии выступления коллектива 10 мая в новом зале "Sputnik" клуба A2 BritishWave.ru пообщался с музыкантами, расспросив их о фестивалях, будущем музыкальной сцены в России, а также узнал формулу успешной группы.

Не беспокоитесь ли вы о будущем?
Макс Хаген: Беспокоюсь, еще как. Я вчера сходил в магазин и не то что бы обеспокоился, я страшно перепарился, когда мне выбили кассовый чек за какую-то фигню. Еще сильнее сегодня запарился, когда наш вернувшийся из вынужденной ссылки клавишник начал продавливать идеи по поводу того, как попасть в Москву. Я уж не знаю, по поводу чего я сильнее беспокоился: по поводу цен на зеленый горошек или по поводу того, как попасть в Москву.
Евгений Лазаренко: Я вынужден только согласиться с товарищем. Здесь два вектора – один в Москву, а другой чтобы поесть. Денег все меньше и меньше, черт побери. С другой стороны, отрадно видеть, что концерты группы Neon Lights способны даже чего-нибудь в карман принести. Хотя нет, всегда бывали концерты бесплатные, бывали оплачиваемые, сейчас их просто больше. Значит, не все так плохо даже в местном шоубизе, что способны группам платить. Можно с надеждой смотреть в будущее.

Что вы скажете о будущем музыкальной сцены в России? У нас есть неплохие группы, такие как Mana Island, Tesla Boy, On-The Go...
Е.Л.: Mana Island я недавно совсем видел на pre-party "Усадьба Jazz". Какие-то такие сладкие Pompeya. Вот чем мне не нравится эта московская инди-хипсто-волна, так это тем, что у них нет мелодий.
М.Х.: Но я со своей стороны их похвалю, потому что у них существует фактор денег или подхода к своей среде – если москвичи начинают выдавать музыку, то это уже сразу продукт.
Е.Л.: Да, по качеству классные. Это мы тут дома сидим и пяткой ухо чешем. У них сразу продакшн на мировом уровне, конечно. Нам к этому только стремиться. Но, с другой стороны, как нам кажется, у группы Neon Lights в запасе есть что-то, что способно захватить внимание в мелодическом плане. Хочется верить, что есть мелодии.

К какому году запланировано выступление Neon Lights на "Гластонбери"?
М.Х.: Ни к какому. Я реалистично смотрю на все эти моменты, и выступление группы Neon Lights на "Гластонбери" пройдет тогда, когда англичанам реально потребуется нечто такое. Нужно будет сначала несколько лет повозить кого-нибудь из России, а потом уже и мы проскочим. Но вообще "Гластонбери" – это праздник английской музыки, а английская музыка самодостаточная. Есть два основных центра современной музыки в мире: США и Англия, и им самих себя хватает. При этом, когда на каких-то параллельных европейских фестивалях общаешься с теми же англичанами... Отличная история была в прошлом году на фестивале "Tallinn Music Week", когда я за сидром разболтался с пожилым английским товарищем, который, среди прочего, был и менеджером Roxy Music в 1970-х. Он на происходящее в клубе Von Krahl смотрел большими глазами, а потом сказал: "Знаешь, мы англичане, видимо, заблуждаемся, думая, что все происходит только у нас. Мы слишком завязаны на нашу историю, а тут оказывается, что в Европе происходит столько всего, и вот этого мы не знаем".
Е.Л.: Возьмем стену силой, мне кажется. Обнажим копья, поскачем прямо на сцену, закалывая на своем пути всех, кто посмеет помешать. Примерно вот так мы выступим на "Гластонбери".
М.Х.: В первую очередь пропустим Деми Ловато и испанцев Neon Lights. Хотя последние меня, на самом деле не очень-то волнуют.
Е.Л.: А вот Деми Ловато нам уже переплюнуть сложно, это даже не "Гластонбери", это американский рынок, который диктует всему миру. Тотальный диктат Деми Ловато.

Какова для вас формула успешной группы?
Е.Л.: Это Деми Ловато (смеется).
М.Х.: Но, на самом деле, не так уж и смешно. Если разбирать формулу той же Деми Ловато - гипотетического успешного артиста - то мы увидим четкое сочетание музыки, понимания того, куда эта музыка и при каких условиях попадет, грамотных бизнес-подвязок и людей, которые будут биться за собственный доход и за то, чтобы тебя протолкнуть куда надо. В этом-то вся формула и состоит. Еще хорошо бы иметь некоторое количество лишних денег, чтобы устраивать, по большому счету, концерты ради промо, потому что без этого никак.
Е.Л.: Главное, это вокруг чего разводится тайминг и менеджмент.
М.Х.: Вот это и есть формула успеха. Склеить все факторы во что-то одно, что будет прожигать лазерным лучом.
Е.Л.: Да, чтобы все векторы были в одном направлении.

Фанат Neon Lights, какой он?
Е.Л.: Его зовут Антон... (смеется).
М.Х.: У него всегда хорошая прическа.
Е.Л.: И симпатичная подружка.
М.Х.: Если судить по тому, что я вижу со сцены, это человек в возрасте от 25 до 35 лет - аккуратный, наслушанный и… в основном, малопьющий. Проблема для клубов, в которых мы играем, – если организаторы рассчитывают набрать на баре, то обычно такие замыслы проваливаются. Ты можешь отследить пьяную и не очень пьяную атмосферу со сцены, а если клуб небольшой, увидеть, кто чем занимается. И в какой-то момент понимаешь, что у тебя аудитория очень трезвая. Они приходят, встают, засунув руки в карманы и даже не танцуют, а внимают. При том что есть, подо что потанцевать.
Е.Л.: Часто приходят парочки.
М.Х.: И вот они стоят и воспринимают.
Е.Л.: И целуются (смеется).

Вспомните пожалуйста первый концерт, который вы посетили?
М.Х.: То, что я реально запомнил это, во-первых, концерт Льва Лещенко во Дворце спорта в Тольятти – мне было 4 года, наверное. Второе воспоминание, буквально тех же времен,  как я отправился дарить цветы ВИА "Пламя" в том же Дворце спорта. К моменту, когда я добрался до сцены с цветами, они затянули уже новую песню, и я тусил на сцене с этими цветами, пока кто-то не обратил на меня внимания и не принял дар. Думаю, что очень развлек зрителей.
Е.Л.: А я не помню подробностей, потому что мне было 3 года, и я уснул, но мать меня притащила, я так понимаю, на постановку рок-оперы "Орфей и Эвридика" ВИА "Поющие Гитары" в год Олимпиады '1980, и тоже это не дома происходило. Мой отец театральный режиссер, и помогал этим товарищам с постановками на месте. И, собственно, я под это спал, и я ничего не помню.
М.Х.: Я могу вдогонку вспомнить, когда я в последний раз спал на концерте. Это были The Chemical Brothers в "Ледовом". Меня почему-то повышенная громкость под долбящий ритм вырубает. На последних трех вещах перед их выходом на бис я просто отрубился, причем трезвый. Ты слышишь и чувствуешь, что играет вовсю, но при этом ты "не здесь".
Е.Л.: Я пытался тоже в детстве на дискотеках спать в танце. Почему бы и нет, можно совместить приятное с полезным.

Первый альбом, который вы сами приобрели?
М.Х.: Первый альбом на комапакт-диске это "Singles Collection" Дэвида Боуи. Самый первый CD, который я купил. Я еще дату поставил – 30 августа 1996 года. У меня тогда даже проигрывателя еще не было.
Е.Л.: А я первый диск купил пиратский, это Стинг "Soul Cages", 1991 года. А первый настоящий диск – это Joy Division "Closer". Первой пластинкой был The Beatles "Вкус меда", фирмы "Мелодия", 1987-ого года выпуска, в 10 лет.
М.Х.: Если говорить о пластинках, то у меня это все-таки были Modern Talking "Ready For Romance", где "You're my heart, you're my soul", года 1986-го.
Е.Л.: У меня тоже она появилась, но, по-моему, не я ее купил, а, наверное, родители. А вот то, что я сам пошел и купил в киоске – это The Beatles.
М.Х.: Но я все время плавал в какой-то музыке. В 3 года уже знал, кто такие Джо Дассен и ABBA, в 1985 году слушал Pet Shop Boys, не зная, правда, что это Pet Shop Boys – видимо, у них первый альбом вышел, и родителям подкинули кассету.

Расскажите, кто в вашей жизни является примером для подражания и вдохновителем?
Е.Л.: Родители, конечно же, потому что им довелось жить на сломе времен, и они были вынуждены как-то подстраиваться к новым временам. Мне далось это значительно проще, потому что я еще был у них под крылом. Им надо было как-то устраивать новую жизнь, и они с честью справились, спасибо им за это большое. Из известных личностей, это примеры того, как люди выстраивали свою карьеру и как они развивались именно в творческом плане. Тот же самый Дэвид Боуи – блестящий пример. А так, слишком много хороших артистов, которыми восхищаешься не только в плане их музыки, но еще в плане того, как они вообще справляются.
М.Х.: Из последних каких-то соображений назову Брайана Ино. Я купил его биографию, когда мы ездили на "Tallinn Music Week", и сейчас по ночам читаю. Мне очень интересна ситуация с человеком: он не музыкант, а больше подкачиватель всех людей, с которыми работал. И при этом он умудрялся строить карьеру на идеях и сочетании всего, что происходило в его кругах.
Е.Л.: Ну да, на протяжении десяти лет он действительно делал какие-то очень важные вещи. Как тот же Боуи.
М.Х.: При этом он умудрился использовать свое "незнание" – он ничего не знал из того, что касается музыки, того, чему тебя учат в музыкальной школе. Зато понимал, как пользоваться эффектами, как использовать подходящие человеческие контакты — и экспериментировать с тем и другим. Из этого мы получили Брайана Ино. По-моему, прекрасный вариант.

Кого бы вы могли назвать для себя "Открытием года"?
Е.Л.: Ничего такого сногсшибательного в плане: "Вау! Вот такого я не слышал, хочу дальше слушать", в 2015 пока не произошло. Вот Макс мне показал персонажа по имени Энди Стотт, это любопытно. Но это прошлый год, а пока ничего особенно крутого не было.
М.Х.: У меня тоже, на самом деле. Я еще не могу выдумать ничего в этом году, чтобы ты ахнул и начал все подряд качать.
Е.Л.: Но в прошлом году были интересные вещи. Я для себя открыл FKA Twigs, например. У нее подход к созданию музыки совершенно другой, не такой, как у нас, и поэтому интересно, что она по-другому все делает. Также группа Jungle. Их, по-моему, "Pitchfork" обругал, что на самом деле они мечтают стать как Jamiroquai, я с ними не согласен. Так или иначе, мне эта группа была приятна в прошлом году. Я еще для себя открыл дуэт Royal Blood.
М.Х.: Если говорить о том, что просто очень понравилось в этом году, то это новый альбом финской группы K-X-P, которая наводит такую смесь психоделики, краут-рока и электроники. Из совсем нового – акустические версии группы Tinavie, которыми заполнился Facebook и трендовые издания в последние три дня. Песни, ободранные до самых главных деталей типа рояля и голоса, оказались совершенно прекрасными. И совсем не нужно этих вот адских тюкающих барабанчиков.
Е.Л.: Да, важна мелодика, в первую очередь. Не как сыграно, а что сыграно.

Что вы всегда носите с собой?
Е.Л.: Паспорт, деньги, ключи, мобильный телефон. И медиаторы всегда есть.
М.Х.: Большое количество бумажных носовых платков и книга, чтобы читать в метро. Нынешнее подземное чтение — прекрасный исследовательский труд "Пираты Америки" голландского, как считается, автора Эксвемелина. Из этой книги выросли и "Робинзон Крузо" Даниэля Дефо, и его же новеллы о пиратах, и "Одиссея капитана Блада" Рафаэля Сабатини. А сценаристы "Пиратов Карибского моря" должны были учить эту книгу наизусть, потому что там есть всё.

Дина Долбина
BritishWave.ru
Нашли ошибку? Сообщите нам об этом - выделите ошибочный, по Вашему мнению, фрагмент текста, нажмите Ctrl+Enter, в появившееся окно впишите комментарий и нажмите “Отправить”.
Просмотров: 1076