Музыку почти невозможно повторить. Интервью с группой Sura Project | Статьи | British Wave

Sura Project

Дискография

  • 2012 - Sura Project EP
  • Музыку почти невозможно повторить. Интервью с группой Sura Project
    Что может произойти, если два будущих инженера познакомятся на концерте Muse в Голландии, а несколько позже к ним присоединятся студенты, которые учатся на адвоката и физика-теоретика? Только появление Sura Project!   На днях представителю портала BritishWave

Ссылки

Музыку почти невозможно повторить. Интервью с группой Sura Project
10-04-2013

Что может произойти, если два будущих инженера познакомятся на концерте Muse в Голландии, а несколько позже к ним присоединятся студенты, которые учатся на адвоката и физика-теоретика? Только появление Sura Project!

На днях представителю портала BritishWave.ru удалось пообщаться с Васей Братчуком – вокалистом и клавишником молодой перспективной группы из Нидерландов.

 

Расскажи, какая музыка окружала тебя в детстве?

Наверное, самой первой песней, которую я услышал в жизни, была "Killer Queen" группы Queen. У нас была пластинка "Sheer Heart Attack", и папа постоянно её слушал. Также помню Шаинского, Свиридова, мама часто ставила Баха. А когда пошёл в музыкалку, то кругозор, конечно, расширился ещё больше – в основном, в сторону классической музыки.

 

Я думаю, тебе повезло, если первое, что ты услышал, – это Queen. А ты можешь объяснить мне, дилетанту, как люди постоянно придумывают мелодии, которых ещё не было? И как можно понять, новое ли это, ведь невозможно знать обо всей существующей в мире музыке?

Мне кажется, что музыку почти невозможно повторить (ненамеренно). Обычно всё складывается из того, что человек слушал в детстве. Эти звуки и мелодии потом влияют на его дальнейшие предпочтения в музыке, закладываются в подсознании. Взаимодействие всех этих факторов с музыкой, которую слушал недавно, с собственным музыкальным вкусом и умением сочинять даёт некую смесь – она и является, по сути, тем, что ранее никто ещё не слышал.

 

Вообще, трудно найти свой, уникальный и узнаваемый стиль, и поначалу все музыканты впитывают какие-то влияния.

Да, это верно.

Ты можешь назвать нескольких исполнителей, которые повлияли на твоё творчество?

Их довольно много, но попробую выделить основных. Когда только начинал писать музыку, то, главным образом, слушал английский рок и брит-поп: Coldplay, Keane, Queen, Arctic Monkeys, Muse и т. п. Это был момент, когда я только получил музыкальное образование, и меня несколько тошнило от инвенций, серенад и этюдов. Но через некоторое время я опять стал слушать классику, особенно Шопена, Рахманинова, Чайковского. Также меня потянуло в сторону экспериментального американского рока – такие группы, как Warpaint и St. Vincent. Мне кажется, что они начали новую революцию в музыке.

 

А какие группы ты открыл для себя совсем недавно?

Буквально на днях открыл для себя My Brightest Diamond. Шара Уорден – гений. Последний альбом был полностью акустический (с камерным оркестром), записанный без эффектов. Меня очень привлекает такой метод написания музыки. Когда все эмоции передаются натуральными звуками. В будущем мне было бы интересно попробовать написать альбом, используя подобный подход.

 

Объясни, пожалуйста, как тебя занесло в Голландию.

В Москве я ходил в американскую школу и по этой причине решил поступать в американский или английский университет. Но везде были очень высокие цены, и так как мне было 17 лет, все образовательные учреждения требовали сопровождающего взрослого к несовершеннолетним абитуриентам. Тогда я начал искать университеты в Европе. Из Голландии мне пришёл первый положительный ответ, поэтому я сюда и приехал. Ну, а к вопросу о том, почему здесь, а не в России... Здесь, конечно же, больше возможностей найти работу по специальности и на зарплату можно реально жить, а не выживать. Ещё, мне кажется, что здесь легче свободно творить и быть услышанным. В музыкальной индустрии здесь обстановка совсем не такая, как в России.

В России молодым музыкантам действительно нелегко. Но это серьёзная и обширная тема, которая потянет на отдельную беседу. Давай поговорим об этом в другой раз. А пока скажи, как вы с Робертом нашли друг друга.

В 2010 году мне удалось сходить на концерт Muse в Неймегене. Собственно, это вообще был первый рок-концерт, на котором я был. Потрясающий гиг под открытым небом, не было никакого стадионного эха, и крики толпы не заглушали саму музыку. Было очень здорово. Роберт стоял буквально в двух метрах от меня. На следующий день мы познакомились через YouTube – он оставил кучу комментов к моим фортепианным каверам, а когда я зашёл к нему на страницу и увидел, как он играет на гитаре, то понял, что это судьба. 

 

Можешь рассказать что-нибудь интересное об остальных участниках группы?

Бас-гитарист Линус учится на адвоката, а барабанщик Джим - будущий физик-теоретик и занимается в свободное время академической греблей (как это ему удается – не знаю). Роберт учится на инженера-дизайнера и сам гитары делает. Уже над третьей работает – прозрачной акриловой. Но, на самом деле, мы не такие зануды, какими можем казаться. Мы очень часто смеёмся, может быть даже слишком часто. Иногда за всю репетицию ничего не получается ни записать, ни спеть, так как живот от истерики начинает неметь. Но это здоровый смех, натуральный в смысле.  

 

Да-да, я видела несколько подобных роликов на YouTube. У вас, кстати,  есть замечательный кавер на песню Норы Джонс. Где вы нашли вокалистку и планируете ли вы записать с ней ещё что-нибудь?

Вокалистка – чудесная! Мириам Габриель из Англии. У неё безумно чистый голос. С первого прослушивания она мне Анну Герман напомнила, вот этой самой чистотой тембра. А познакомился с ней Роберт тоже через YouTube. Однозначно планируем ещё что-нибудь вместе с ней записать, если согласится.

В недавнем интервью Том Йорк произнёс фразу, которая меня зацепила – объём выпускаемой музыки напоминает огромный водопад, и любой написанный и выстраданный альбом тонет в нём, как камешек. Для тебя важно достучаться до большого количества слушателей? Что для тебя успех?

Да, Йорк действительно прав. По-моему, достоинства альбома определяются как раз тем, как долго всплеск от этого камешка будут помнить, какое впечатление он произведёт на окружающих. И качество, я считаю, всегда должно быть важнее количества. Я имею в виду, если 10 человек послушали песню, и она их потрясла до глубины души, то это гораздо ценнее, чем если другую песню услышат по радио 10 000 человек, но через минуту уже забудут мотив и сам факт существования песни. Хотя, конечно, когда много слушателей – это приятно. Главное, чтобы им действительно это нравилось.

 

Ты учишься, работаешь, сочиняешь музыку, репетируешь с группой. Мы даже это интервью записываем на бегу, урывками. У тебя остаётся время на какие-нибудь другие увлечения? Книги, театр, кино, спорт, путешествия, девушки?

Почти не остаётся. Стараюсь периодически читать как можно больше русских классиков, чтобы язык не забывать. Хотя иногда всё равно забываю. Кино, конечно, люблю. С детства мечтал стать режиссёром. Очень люблю Тарковского, хотя в детстве я его не смотрел. Что касается спорта, иногда удаётся ходить плавать в бассейн, но чаще всего, если выкраивается свободная минута, то я дохожу только до рояля.

А с девушками... Понимаешь, когда жизнь – почти что путешествие, и кругом сплошная неопределённость, когда непонятно, где я сегодня, где завтра, что буду делать, как и т. д., то сложно найти человека, которому можно довериться на расстоянии, которого ни в чём не будешь (или не захочешь) подозревать, который также и тебя не будет ни в чём подозревать. Может быть, я просто параноик... Но зато у меня есть Роберт.

 

Ты веришь в судьбу, знаки? Я – да. Например, полтора года назад я предчувствовала, что однажды у нас будет такого рода беседа, честно.

Сложный вопрос. Скорее верю, чем нет. Со мной постоянно происходят ситуации, которые кажутся совершенно невозможными. К примеру, однажды я чуть не опоздал на самолёт. До аэропорта ехал автобусом километров десять через город, и абсолютно везде был зелёный свет. Если бы зажёгся хотя бы один красный, я бы опоздал, никогда не увидел бы Прагу, не встретился бы с Терезой Вайман и ещё, вероятно, у меня бы сейчас не было одного очень хорошего близкого друга. Но иногда происходит и обратное! То есть судьба (или что-то иное) тебя останавливает, отстраняет от чего-то.

 

Какую площадку для выступления ты бы предпочёл прямо сейчас: холм где-нибудь в Шотландии, берег океана, борт космического корабля, крыша небоскрёба, забитый до отказа стадион? Или у тебя есть более интересные идеи?

Холм, океан, природа! Космос меня в плане выступлений не так тянет. Мне очень нравятся открытые площадки. Мне кажется, что самая прекрасная акустика во всём мире – на озёрах. Особенно когда сильный мороз и безветренно. Зимой в минус двадцать петь не очень безопасно, но мне хотелось бы когда-нибудь попробовать сыграть или записать песню в таких условиях. Ещё я очень хотел бы выступить в каком-нибудь немецком соборе в районе Баварии. В них тоже акустика неземная.

 

Последний вопрос, хотя мне совсем не хочется заканчивать это интервью (но мы ведь еще не раз поговорим, правда?). Когда примерно нам ждать дебютный альбом? Если это не секрет, конечно.

Конечно, поговорим! Мне очень интересно с тобой общаться. Не секрет. Скорее всего, альбом будет весной или летом 2014 года. Этим летом у нас уже будут готовы демо-версии и примерная концепция самого альбома. Если нас с этими демками подпишет лейбл, то весь процесс чистовой записи пойдёт намного быстрее. Если же нет, то не раньше следующего лета.

 

Тогда удачи и спасибо за беседу!

Тори Эймос
BritishWave.ru
Нашли ошибку? Сообщите нам об этом - выделите ошибочный, по Вашему мнению, фрагмент текста, нажмите Ctrl+Enter, в появившееся окно впишите комментарий и нажмите “Отправить”.
Просмотров: 2304