Прямиком из Ноттингема: интервью с Джейком Баггом | Статьи | British Wave

Jake Bugg

Дискография

  • 2012 - Jake Bugg
  • 2013 - Shangri La
  • Прямиком из Ноттингема: интервью с Джейком Баггом
    Знакомый нам Джейк Багг поет, как бурундук, гнобит "X Factor" и бренчит на акустической гитаре так, словно он в народной группе. Новый Джейк Багг вдохновляется хип-хопом, гнобит Ноэля Галлахера и даже пытается рэповать
  • Jake Bugg - Shangri La (2013)
    Вот наконец-то британский самородок Джейк Багг снова решил побаловать своих поклонников и напомнить о себе в очередной раз, дабы его не забывали и не закутывали в простыни неизвестности и непроглядной тени
  • Jake Bugg - Jake Bugg (2012)

Ссылки

Прямиком из Ноттингема: интервью с Джейком Баггом
14-03-2016

Знакомый нам Джейк Багг поет, как бурундук, гнобит "X Factor" и бренчит на акустической гитаре так, словно он в народной группе. Новый Джейк Багг вдохновляется хип-хопом, гнобит Ноэля Галлахера и даже пытается рэповать.

Джордан Бассетт встретился с человеком, находящимся посреди собственного перерождения.

Джейк Багг не готов к близким ракурсам. Он приезжает в фотостудию с выбеленными стенами, расположенную в Западном Лондоне, жмет нам руки (неожиданно крепко) и уходит делать макияж — кажется, проходят десятилетия, прежде чем он возвращается. Он надевает белую с фиолетовым tie-dye куртку, "слегка нью-рейвовую", озабоченно замечает его стилист. Кажется, фотосъемка Багга не напрягает (еще бы - недавно он подписал контракт с модельным агентством Elite), и терпеливо ожидая с закрытыми глазами, пока ассистент пригладит ему выбившуюся прядку, он выглядит совершенно спокойным.

У Багга, совсем недавно отпраздновавшего 22-летие, репутация испорченного подростка, что неудивительно, учитывая, что он выпустил дебютный альбом в 19. Пишущие о нем люди часто подмечают его отстраненность. "Все равно что приставать к строптивому племяннику с вопросами о школе", — пишет один. Это не тот Джейк Багг, с которым NME довелось провести полдня на этот раз - в своем первом за год интервью он дает развернутые ответы и порой даже шутит.

Это не единственное превращение, недавно случившееся с Джейком Баггом. Его альбом "On My One", который должен выйти 17 июня 2016 года, отнюдь не новая вариация первых двух. Конечно, там есть фолк-песни для ублажения багговских пуритан - лихая "Put Out The Fire", баллада с гитарными переборами "All That", но есть и эксперименты. Есть два хип-хоп-номера: мощная, ритмичная "Gimme The Love" и "Ain't No Rhyme", в которой можно услышать что-то подозрительно похожее на рэп. В остальном, альбом пронизывает сочный поп в стиле 70-х. В общем, Джейк Багг пошел на серьезные творческие риски.

Работа над альбомом началась в начале 2015-го в разбросанных местечках: Малибу, Ноттингем. В прошлом году сообщалось, что в Малибу к работе подключился Майк Ди из Beastie Boys, но на альбом ничего из его материалов не попало.

"Он работал над одним из моих треков, — подтверждает Багг, сидя в гримерке после фотосета. — Но я до сих пор ни черта не получил. Знаешь, как это называется? "Ожидание". Веришь? Ты в это, твою мать, веришь? Они все равно что, блин, глумятся надо мной".

Багг и Майк Ди (настоящее имя Майк Даймонд) провели вместе "пару недель", сначала в студии в Малибу, потом дома у Майка, но калифорнийский стиль жизни не способствовал плодотворному труду.

"В Малибу все такие расслабленные, — говорит он. - Все время: о, я приду к 12. Потом заявляется в 15. Но со мной было то же самое. Майк давно ничем не занимался, поэтому, думаю, он только приходил в форму, возвращался к себе. Важным было то, что он сподвиг меня вернуться в Ноттингем и использовать то, чему я научился. Поэтому хотя по факту мы ничего не создали, это определенно сказалось на том, что я записал позже".

Это влияние можно заметить на "Gimme The Love", первом официальном сингле с альбома, и "Ain't No Rhyme", песне с рэпом. Багг заявляет, что он "не умеет рэповать вообще", поэтому он записал свою читку как черновую версию с тем, чтобы потом позвать настоящего рэпера и перезаписать партию, но "найти никого вовремя мы не смогли, и лейбл решил оставить мою версию. Если они считают, она пойдет, что ж".

Багг и раньше говорил о влиянии, которое на него оказал хип-хоп, подобранном от друзей детства, которые увлекались исполнителями первой волны грайма: Wiley, Dizzee Rascal. Ему самому в то время больше нравился рэп 90-х с восточного побережья ("Британский рэп мне никогда не нравился, не задевал меня"), сейчас он высоко отзывается о Run The Jewels, Joey Bada$$. Он следил за недавним возрождением грайма в лице Skepta и Stormzy, но не сильно впечатлен.

"Мне часто кажется, это все как-то уже не ново, — говорит он. — Насилие, и пушки, и наркотики. Мне нравится такая музыка, потому что она настоящая. Но новые сюжеты были бы кстати".

На протяжении нашего разговора Багг то разговаривает со столом, то вспоминает о том, что нужно смотреть в глаза. Очень мило наблюдать за тем, с каким усилием ему это дается. Можно точно сказать, что есть человек, которому агрессивное обаяние Джейка Багга не придется по душе — это Ноэль Галлахер. Бывший лидер Oasis брал Багга с собой в гастроли по Штатам, но позднее сказал, что "его сердце было к чертям разбито", когда он узнал, что несмотря на эффект самостоятельного сочинителя, который производит музыкант, дебютный альбом 2012 года "Jake Bugg" и последовавший за ним в 2013 году "Shangri La" были написаны им в соавторстве с хит-мейкерами, в том числе с Ианом Арчером из Snow Patrol.

"Но последний альбом Ноэля довольно дерьмовый ведь? — говорит Багг. — Так и напишите. Мне это не обидно, потому что Ноэль просто такой — он гнобит Эда Ширана, а на следующей неделе зависает с ним вместе на вечеринке. Вот такой он. Конечно, он оказал влияние на мою музыку, но, чувак, мне вообще все равно, кто что говорит. Я пишу музыку так, как хочу".

Неизвестно, задели ли Багга слова Ноэля, но "On My One" он написал один. Альбом назван по ноттингемскому сленговому выражению, обозначающему "on my own" - "в одиночестве". Он написал все песни сам и спродюсировал большую часть самостоятельно. Он настаивает, что заткнуть критиков не было его целью.

"Наверняка станут говорить, что я пытался что-то там доказать или еще что, но я сам так хотел. Мне как сочинителю это было важно, для моего развития. Если не сейчас, то когда?"

Это рискованный шаг, и люди на "Mercury", лейбле Багга, стали нервничать.

"По-моему, все время, что я делал альбом, они сомневались, до того самого момента, когда он был закончен, и тут они сказали: ну ладно, ладно, все не так плохо, как мы думали, — говорит он. Сейчас Багг сравнивает свое сотрудничество с другими авторами с образовательным курсом. — Мои приятели шли в колледж изучать столярное дело и гипсование, а я работал с профессиональными композиторами, и я подумал: вот оно, бесплатное образование. Знаешь, люди платят большие деньги для того, чтобы учиться в хороших учебных заведениях. А мне не пришлось, мне повезло. Я научился писать песни и теперь делаю это сам".

Багг родился в рабочем классе в Клифтоне, Ноттингем, его отец был медбратом, а мать работала в торговле, поэтому он должен был знать, какая жизнь ждала, не улыбнись ему слава. Он согласен, что правительство тори не сочувствует молодежи. В мае, когда были всеобщие выборы, он прошел в интернете тест, чтобы определить свои политические взгляды. Результат? Либеральный демократ.

"В рабочем классе, если ты не становился левым, тебя презирали, — говорит он. — Но выпустив несколько альбомов и поездив по миру с гастролями, с точки зрения финансов, может, мне и лучше, придерживаться правых взглядов. Вот так ты и застреваешь посередине. Примерно об этом "Ain't No Rhyme". Там такой текст: "Границу нельзя просто смотать наверх. Оказавшись посередине, куда ты будешь клониться? Такие были мои чувства. Тебя всегда пытаются стянуть в одну сторону".

Став знаменитым, он не отдалился от своих старых друзей. Он берет их с собой на гастроли, хоть и понимает, что им потом непросто возвращаться в Клифтон.

"Бывает, что подолгу не видишь своих лучших друзей, но как только ты с ними встречаешься, сразу устанавливается контакт, — говорит он, — вот у меня есть друг Джез, встречаешься с ним, и можно просто сесть, и даже если сказать и нечего, все равно тут же прекрасно с ним ладишь. Можно смеяться, зависать, смотреть телевизор, всякое".

Сейчас Багг снимает дом в Западном Лондоне и подумывает купить себе недвижимость, сегодня он выступал на показе "Burberry". Он признает, что чувствует себя виноватым из-за своего успеха.

"Я вхожу в магазин и думаю: хочу вот это. А потом выхожу и говорю себе: черт возьми, мои друзья всю неделю батрачат, чтобы купить себе пиво. Может, людям нравятся мои песни, это приносит мне успех, но значит ли это, что я должен иметь больше денег, чем те, кто работает 45 часов в неделю? Не думаю. Несправедливо, что только я могу все себе позволить. Люди могут сказать: а что бы тебе тогда не раздать все свои деньги? Но даже так всех счастливыми не сделаешь".

В 2013-ом Багг попал на желтые страницы, когда появились сообщения о том, что он встречался с супермоделью-аристократкой Карой Делевинь и что в апреле она его бросила. Он говорит, что вся история была выдумана таблоидами.

"Однажды мы просто вышли из клуба. Люди начинают фотографировать и что-то там сочинять. Но ведь это не доказательство? Просто два человека проводят время вместе". Такое внимание было Баггу не по душе. "Мое место под софитами — на сцене. Это для меня настоящее внимание. А когда люди щелкают затворами мне в лицо, мне до этого дела нет".

А вот до чего Баггу есть дело, так это до того, купите ли вы его альбом.

"Ты ведь хочешь всю жизнь этим заниматься, так? — говорит он. — Тут пан или пропал. Если эта пластинка провалится, кто станет покупать четвертый альбом? Об этом песня "On My One": "Я бедный мальчик из Ноттингема. Я столько мечтал, но в этом мире моим мечтам нет места". Мои мечты осуществились, но если я все потеряю, я буду так петь".

Ставки высоки. В мире, где альбом Адель "25" может звучать точно так же, как "19" и "21", и все равно стать самым продаваемым альбомом десятилетия, можно было бы простить Багга, захоти он повторить формулу своего дебютного альбома, продавшего 650 тысяч копий. Был ли у него такой соблазн?

"Ничуть, — говорит он. — Люди сами не знают, чего хотят. Я уверен, если бы Адель захотела поэкспериментировать, может, альбом и получил бы более смешанные отзывы, но если бы он был при этом хорошим, люди бы все равно стали его слушать, потому что это все равно она. Если бы я делал то же самое, стали бы говорить: а, это то же самое. Если сделать немного по-другому, они станут говорить: о, это непохоже на первые два альбома. Я хотел, чтобы "On My One" звучал иначе. Мне кажется, сейчас все слишком боятся делать что-то новое".

Так вот, парень из Клифтона выпустил рэп-песню. Респект.

Перевод для Britishwave.ru: Лиза Елагина
Джордан Бассетт
New Musical Express
Нашли ошибку? Сообщите нам об этом - выделите ошибочный, по Вашему мнению, фрагмент текста, нажмите Ctrl+Enter, в появившееся окно впишите комментарий и нажмите “Отправить”.
Просмотров: 1711