За гранью. Интервью с группой Temples | Статьи | British Wave

Temples
  • Temples - Sun Structures (2014)
    Дебютный альбом британцев Temples ждали постольку-поскольку, по большей части, чтобы поставить плюсик – мол, да, вот теперь у них есть первая пластинка. Все свои самые мощные песни Temples успели засветить на протяжении нескольких лет

Ссылки

За гранью. Интервью с группой Temples
28-03-2014

Став одной из лучших новых групп на фестивале "Readings & Leeds", Temples, безусловно, расширили свои горизонты далеко за пределы комнатушки в Кеттеринге, откуда начинали.

Барри Николсон встретился с ребятами в Глазго, чтобы разузнать что изменилось с тех пор.

Бас-гитарист группы не впечатлен моими вопросами. "Странно, что ты не интересуешься наркотиками, которых мы не принимали", заявляет он в конце нашего интервью. Тут я понимаю, что он имеет в виду недавно опубликованную рецензию NME на их дебютный альбом, где говорилось, что "несмотря на все мистические отсылки к Вудстоку, группе Hair и The Age Of Aquarius, музыканты не звучат так, будто употребляют наркотики". Кажется, Temples слегка разочарованы такими измышлениями, как будто это ставит под сомнение их "реалистичность".

Ранее я уже спрашивал их о возрождении психоделического рока, на волне которого они оказались. В конце концов, учитывая ту полярность между богатыми и бедными, севером и югом, «ними» и «нами», в которой оказалась сегодня Великобритания, не должна ли музыка стать агрессивнее и прямолинейнее?

Фронтмен Джеймс Бэгшоу тут же отвечает, что музыка Temples "не является выражением протеста или поддержки. Это просто музыка для свободы самовыражения. Если рассматривать психоделический рок как жанр, в нем нет места никакой политике. Это просто музыка, которая меняет людей эмоционально и духовно".

Может, ему и не следовало бы так рационализировать успех Temples. Но не кажется ли им странным, что сегодня молодежь привлекает именно такая мистическая музыка, наряду с группами, типа Tame Impala, Toy, The Horrors? И, несмотря на свой реалистичный подход в жизни, некоторые тексты группы могли бы посоперничать с работами Войнича.

"Любой может понять наши тексты", возражает Бэгшоу. "Нужно просто понять наш посыл. Хотя в принципе люди могут понимать песни так, как им хочется".

Возьмем для примера песню "Mesmeris". О чем же она? "Ну, а как тебе самому кажется?" Я же понятия не имею, поэтому и спрашиваю. "Да ни о чем!" выкрикивает он. "Все просто - ни о чем!" Но ведь, наверняка, она что-то значит для него самого?

"Да, значит. Все, что мы пишем, имеет для нас свой особый смысл, иначе зачем записывать это. Но мне очень сложно говорить о текстах песен, потому что это личное. Никто никогда не спросит, что означает сама мелодия. О словах не нужно спрашивать, их нужно просто слушать, и тогда все становится понятным".

Не получив четкого ответа, давайте постараемся все понять сами. Temples вдохновлялись The Byrds, ранними Soft Machine и Todd Rundgren, поэтому вся их психоделия стала судорожным выражением искусства своих кумиров. Для самих Temples психоделический рок стал своеобразной звуковой дисциплиной, в которой они, безусловно, преуспели: в прошлом месяце пластинка "Sun Structures" сразу заняла в чартах седьмое место – впечатляющее достижение для новой группы, записывающейся на независимом лейбле. (Кстати они попытались это отметить во время тура в Колоне, заказав семь бутылок шампанского, и выпив только пять к закрытию бара).

Тем временем, если посмотреть на публику, собирающуюся на Temples этим вечером в Глазго, - подростки, с горящими глазами, стареющие моды, хиппующие элементы, для которых хвалебные отзывы о группе от такого человека, как Ноэль Галлахер, должны стать скорее предупреждением, чем побуждением, - становится понятным, что самые разные и непохожие друг на друга люди вдохновляются их музыкой. Сложно представить, что именно эта молодая группа может стать доказательством новообретенной жизненной силы "того самого рок-н-ролла", о котором говорил Алекс Теренер на церемонии Brit Awards в прошлом месяце.

Как потом рассказывал мне Том Уормсли, "нам очень нравятся различные аномалии в музыке - группы, которые непонятно как выжили в это время".

Temples, безусловно, стали такой аномалией - появившейся из маленького городка Кетеринга, места, которое сами ребята называют домом. Нет смысла говорить, что сцены психоделического рока там никогда не существовало: барабанщик Сэм Томс вспоминает, что, будучи моложе, они интересовались альтернативной культурой, но "в Кеттеринге даже некуда сходить. Есть только пара баров, где иногда играют каверы. И возможно только два места, куда можно зайти без опасения получить по голове за "неправильную" прическу. Одним из них был Wetherspoon's".

"Много лет назад там был клуб "Prison Sex", вспоминает Бэгшоу, беспокойная и вертлявая противоположность спокойному и мужественному Уормсли. "Думаю, это был единственный клуб, где играли нечто похожее на музыку "андеграунд". Или же можно было пойти в паб "Prince Of Wales", где играли инди, вроде песен с первого альбома Franz Ferdinand. Теперь там играют "Drowing Pool" и фигню вроде "Let The Bodies Hit The Floor".

Вы, ребята, были местными чудаками в восприятии окружающих?

"Нет, не чудаками", говорит Бэгшоу, "Хотя для местных любой с длинными волосами покажется чудаком. Но все слишком зациклены на своем собственном мирке в таком маленьком городе. Люди, которых ты знал в школе, пройдут мимо, не сказав ни слова. И даже те, кого твои длинные волосы заставляют хмурить брови, вскоре забывают о твоем существовании. Так что это было просто развлечением".

По словам Уормсли "многие покидают Кетеринг при первой возможности. Они уезжают учиться и никогда не возвращаются". Именно это и пытались сделать участники группы после окончания школы: Бэгшоу и Уормсли оба переехали в Лондон, а гитарист Адам Смит в Хадерсфилд. Однако один за одним они вернулись в родной город, что, собственно не сильно расстроило Бэгшоу, который считал свое возвращение освобождением.

"Я поехал учиться записи в Лондон, но бросил все через полгода, потому что за все это время мне так и не дали побывать в студии. Помню, мне вообще ничего не хотелось писать, пока я был там. Мне хотелось только гулять и развлекаться все время. Вот что большой город делает с тобой: там столько мест, куда пойти, что поделать, столько людей, которые пытаются навязать тебе, что правильно, а что нет".

"Когда я вернулся домой, я провел на Jobseekers полтора года и потратил пособие на строительство студии из самых дешевых материалов, которые смог найти. Это дало мне ощущение свободы, потому что таким образом выходит, что ты, по большому счету, занимаешься бескомпромиссным искусством. Ничто, происходящее вокруг, тебя не трогает".

В таком контексте, решение Бэгшоу самому продюсировать альбом, дома в Кеттеринге, обретает смысл: Temples обязаны своим существованием пособию по безработице и собственной инициативе, а не родительским деньгам.

Так же стоит вспомнить, что начинали они как проект из двух музыкантов, а не четырех. Бэгшоу взахлеб может говорить о продюсерах вроде Брайана Эно, Тони Висконти и Джека Ницше, но не о тех музыкантах, с которыми он работал. Все же, самопродюсирование было безусловно рискованным шагом, и не в меньшей степени из-за того, что Бэгшоу постигал все это дело уже в процессе.

"Когда Джефф Барретт сказал нам, что хочет выпустить "Shelter Song" в качестве 7-дюймовой пластинки, думаю, именно в тот момент мы по-настоящему поверили в себя", говорит он. "Когда ты работаешь с продюсерами, постоянно приходится идти на компромиссы. А мы же сделали свой альбом именно таким, каким хотели сами. Кроме того, мне кажется, что в настоящее время не так много продюсеров, которые могут делать что-то особенное. Все следуют стандартной формуле: либо это современно, мощно и скучно, либо винтажно и глупо".

"Людям надо перестать тратить деньги на продюсеров", соглашается Уормсли. "Сейчас столько возможностей продюсировать свою собственную музыку. Для многих групп, которые знают, как они хотят звучать, продюсер просто бесполезен".

Они не настаивают, что будут и впредь работать по этой же схеме ("Если Боуи захочет поучаствовать, пусть свяжется", - подмигивает Бэгшоу), но тот факт, что они смогли так работать и является причиной, почему они остались с Хэвенли, хотя менеджеры были против. Единственное, что, кажется, изменится в группе, это роль Томса и Смита в группе. На данный момент, Temples -это больше детище Уормсли и Бэгшоу, и хотя последний вспоминает, что как только увидел Сэма, сразу понял, что они будут играть вместе, все же, остается ощущение, что в группе есть Уормсли, Бэгшоу и "еще какие-то двое". Что, возможно, нечестно по отношению к Томсу и Смиту, особенно когда вспоминаешь, что именно Смит с публикацией своих текстов он-лайн первым попал в поле зрения Бэгшоу.

"Я раньше знал Адама как персонажа", объясняет он, "И было нечто поразительно знакомое в том, во что он верил".

В жизни Смита до Temples было много интересных моментов.

"На песни, которые я тогда писал, сильно повлияло творчество Сида Барретта", говорит он, "и у меня была особая техника для написания песен. В 60-ых во Франции была группа писателей-математиков, называвших себя Oulipo (своего рода прародители датской Dogme 95), которые намеренно ограничивали свой подход к писательству. И я воспользовался этим способом, например, для последовательности аккордов".

Он и Томс примут более активное участие при записи следующего альбома.

"Мы говорили об этом, и, да, я думаю мы с Сэмом сделаем нечто большее в следующий раз. Сэм, кстати, тоже неплохой сонграйтер. И как выяснилось, мы просто слегка запоздали с присоединением к группе: у Джеймса и Тома уже был готовый материал, они даже записали несколько песен вдвоем. Поэтому это по большому счету уже был их альбом. Полагаю, вначале были некоторые сложности, но теперь все мы четверо стали настоящей группой".

Возможно, он прав, но когда Temples выступают вживую, все внимание приковано только Бэгшоу, стоящему под красным светом. Худой, кудрявый, с блестящими глазами, он будто живое воплощение с постера Мартина Шарпа, или приведения безмятежных времен с Кингс Роуд. В своей гибкой легкой манере он кажется доминантой сцены, заставляя одного из зрителей восторженно выдохнуть: "Джеймс Бэгшоу, он такой один". Ясно, что бы ни значили тексты песен Temples, как бы ни метали бисер участники группы, люди крайне ощутимо проникаются их музыкой. На данный момент, может они еще и воспринимаются как аномалия мира музыки, но в дальнейшем, готов поспорить, отношение к ним здорово изменится.

Перевод для Britishwave.ru: Ася Гельман
Барри Николсон
New Musical Express
Нашли ошибку? Сообщите нам об этом - выделите ошибочный, по Вашему мнению, фрагмент текста, нажмите Ctrl+Enter, в появившееся окно впишите комментарий и нажмите “Отправить”.
Просмотров: 1966