Kasabian: "Новый альбом – настоящий пинок под зад всем, кто осмеливался критиковать нас" | Статьи | British Wave

Kasabian

Дискография

  • 2004 - Kasabian
  • 2006 - Empire
  • 2009 - West Ryder Pauper Lunatic Asylum
  • 2011 - Velociraptor!
  • 2014 - 48:13
  • Kasabian - 48:13 (2014)
    На дворе самое начало лета, а это значит, незаметно подобрался к релизу долгожданный новый студийный альбом одной из самых интересных и важных команд британской рок-музыки Kasabian

Ссылки

Kasabian: "Новый альбом – настоящий пинок под зад всем, кто осмеливался критиковать нас"
27-01-2014

Том Мейган находится в просторной комнате с голыми серыми стенами, в большом доме неподалеку от Лестера, и не может сдержать волнение оттого, что альбом Kasabian почти завершен.

 

"Я еще никогда не был так взвинчен, – говорит он. – Этот альбом – настоящий пинок под зад всем, кто осмеливался критиковать или огрызаться на нас, всем, кто говорил, что мы не можем делать такую музыку. Это как сказать: "Вот, выкусите!"

"Есть много групп, которые пытаются сочинить такую музыку, но они не в состоянии, потому что у них нет песен. Наш процесс написания песен прост. У Сержа появляется демо, потом мы работаем над ним, затем он поливает его ракетным топливом и жидким азотом, и получается неожиданная, живая, первоклассная песня. Мы создали опасный, опасный, очень опасный наркотик. Я не могу выбросить его из головы. Он рок-н-ролльный, в нем есть необработанность и резкость, помимо этого мы добавили электронной музыки и вообще вышли за всякие рамки. Чего же еще хотеть? Чувак, это просто волшебное решение. Альбом вышел фантастическим. Он превосходит все, что мы до этого делали. Мы играли тяжелую музыку, но то, что получилось, выходит за пределы тяжелой музыки. Это хардкор. Мы хотим поскорее выпустить альбом, пусть люди его услышат. Пусть он их взбудоражит. А потом отправиться с ним в тур – хоть в чертову преисподнюю".

Пятый альбом Kasabian, ожидаемый в июне, станет следующим после выпущенной в 2011 году пластинки "Velociraptor!", которая сделала группу настолько известной, что они стали хедлайнерами на "Reading & Leeds" в 2012 году и "London's Queen Elizabeth Olympic Park" в 2013 году. Было решено, что названия всех тринадцати песен будут состоять из одного слова, но название самого альбома в настоящее время держится в секрете, – говорит творческий лидер группы Серж Пиццорно, сидящий рядом с Мейганом, – "в связи с предполагаемым способом его выпуска".

Большая часть пластинки – кроме некоторых вокальных партий и барабанов, наложенных в лондонской студии "State Of The Ark", была сведена тут, в домашней студии Пиццорно. Здесь, среди нагромождения столов и инструментов, можно найти экземпляр журнала "Scootering", пучок перьев, флаг Италии, флаг Kasabian и табличку с надписью "The Sergery". Пиццорно извлекает свой iPod, чтобы послушать четыре новые песни: "Treat", "Ezz-Eh", "Explodes" и открывающую альбом "Bumblebee".

С точки зрения Пиццорно, композиции альбома можно разделить на три категории: "качающие, загадочные и поющиеся у костра". Сегодняшний разговор будет о первых двух видах.

Как только зазвучала музыка, Пиццорно и Мейган начинают обмениваться взглядами, пританцовывать и переговариваться о разных мелочах: об изменениях, внесенных Пиццорно за последний месяц, которых Мейган еще не слышал, и том, что еще нужно слегка подправить. В какой-то миг, во время длинной и эйфоричной композиции "Treat", которую Том и Серж исполняют вдвоем, они переглядываются и посмеиваются.

Пиццорно объясняет: "Там есть момент, где музыка обрывается, и тогда слышно слово "Лестер". Это кусочек настоящего олд-скульного хип-хопа, немного неуместный, но все равно замечательный. Что-то вроде приветствия".

Это не единственная отсылка к родному городу группы. В песне "Ezz-Eh", названной в честь диалекта Лестера и похожей на тяжелый электронный трек, такой припев: "В гамбургерах находят конину, люди совершают убийства, все торчат на наркоте, а Гугл следит за всеми".

О ней Мейган говорит: "Она смешная. Она мультяшная. Она панковская. Мы никогда ничего подобного не делали. Она грубая и грязная. Вылитый Лестер".

Пиццорно добавляет: "Она очень похожа на разговоры, которые мы с Мейганом ведем в шесть часов утра. Выходит нелепая демагогия, когда ты уверен, что отстаиваешь интереснейшую точку зрения, а на следующее утро ты такой: "Что это было?"

В песне "Explodes" больше отсылок к личному опыту, это трек, полный wub-эффектов, глухих ударов, и местами смутно напоминает "вздыхающие" биты с "The Fat Of The Land" группы The Prodigy.

Пиццорно комментирует: "На самом деле, она о том, как пишутся песни. Как достигнуть нужной глубины. Каждый, кто работает так же много как мы, чтобы написать что-нибудь, знает – доходишь до сути лишь тогда, когда перестаешь понимать, кто ты на самом деле, и когда буквально чувствуешь, как сплющивается твоя долбаная башка. В этом-то и дело, единственный способ создать что-то хорошее – это когда ты сможешь проехать по себе катком".

Я отмечаю, что в этой песне слегка слышны звуки синтезатора, напоминающие Pet Shop Boys.

Он морщится и говорит: "Это больше похоже на Фрэнки Наклза. Что-то вроде эйсид-хауса из Чикаго в 91-м. Отсылка к подростковому возрасту. Кит [Ричардс] всегда упоминает о Чаке Берри и Джоне Ли Хукере – это то, на чем он вырос. А мы выросли на Slipmatt и TopBuzz. Добавить что-то подобное в музыку для нас значит то же самое, что сделать блюзовую композицию со слайдом, как у The Stones".

Теперь звучит песня "Bumblebee", самая длинная из всех. Это был первый трек Пиццорно для альбома, мелодия которого появилась после участия в фестивале Дэймона Албарна "Africa Express at Granary Square" в сентябре 2012 года в Лондоне. Она о связи между Kasabian и их поклонниками.

"У меня не было названия для песни, и мой сынишка Эннио прозвал ее "Busy Bee" ("трудолюбивая пчелка" – прим. перев.), – говорит Пиццорно. –  Мне показалось, что он сказал "bumblebee" («шмель» – прим. перев.), и я подумал: "Вот отличное название. Человечество не проживет без шмелей, а эта песня о нас и наших поклонниках, мы связаны с ними воедино и вместе достигаем новых высот; выходит, наши поклонники – это наши шмели. Без них нам пришел бы конец. Если бы они не опыляли цветы, с нами было бы покончено".

Теперь очередь Мейгана добавить: "Начало "Bumblebee" – это все для меня. Когда звучит вступление – это будто "мы снова здесь". Вживую это будет просто потрясающе, когда она рванет. Кстати, в ней есть что-то от Black Sabbath. Они, как и мы, родом из Мидлендс (центральные графства Англии – прим. перев.). Вообще это очень мидлендский альбом. Он звучит в духе самого центра Англии". И снова добавляет Пиццорно: "Кроме того, в ней многое перекликается с Beastie Boys и Flying Lotus".

Вернувшись в дом, после того, как Мейган укатил на такси, Пиццорно подробно останавливается на всех музыкантах, чьи идеи, концепции и звучание он использовал при создании этого альбома. Часто упоминается итальянский композитор Эннио Морриконе, человек, чье творчество Пиццорно любит настолько, что назвал в его честь собственного сына. Также звучат имена The Prodigy, The Chemical Brothers, Madlib, Ли "Скрэтча" Перри, Фрэнки Наклза, Slipmatt, TopBuzz, Джона Карпентера, Led Zeppelin, Nirvana, Chase & Status, Tangerine Dream, Джо Страммера, Джорджа Харрисона, Quakers и Beck, чья идея альбома "Song Reader" настолько его впечатлила, когда он услышал о ней по радио, что ему пришлось притормозить машину у обочины, чтобы перевести дух.

Он рассказывает: "Я подумал что-то вроде: "Что за черт! Это самая гениальная штука из всех, что я слышал». В наше время просто сказать слушателю: "ты должен сыграть эту музыку самостоятельно", и никогда ее не выпустить, чтобы никто не знал, как она звучит. Это так здорово".

Он характеризует идею Бека как "находку" – слово, которое он часто использует, говоря о смелых художественных решениях других музыкантов. Одной из них, повлиявшей на его подход к новому альбому, стал альбом "Yeezus" Канье Уэста.

"Те находки, которые он продемонстрировал, для такой личности как он, с его широкой популярностью, заставляют просто снять перед ним шляпу, – говорит он. –  В рок-музыке я не знаю никого, кто способен на такой шаг. Не в смысле звучать, как Канье, а сказать: "Да пошло оно все!". Я хотел сделать то же самое. Я хочу, чтобы люди услышали рок-группу, которая играет на гитарах, но которая при этом является чем-то большим, чем рок-группа. Пластинка уже звучала на нужном уровне, но "Yeezus" усилил мое желание добавить свои находки: чтобы песни были по семь минут, останавливались в середине и менялись, чтобы синтезаторы были слишком громкими, чтобы тексты стали чертовым крышесносом. Мы крутая команда и я могу сделать что-то большее. Я же не хочу просто застыть на месте".

Пиццорно также испытывает любовь к Death Grips: "Они такие… бескомпромиссные. Они делают то, что хотят, и не потерпят никакой лажи. Слушать их музыку нелегко, но ты не можешь от этого отказаться. Это как техно-панк, это необыкновенно. Их песня "Guillotine" настолько хороша – с ее помощью можно всех выгнать вон. Есть группа под названием Toy, как-то они пришли в нашу гримерную и ставили Sonic Youth и другие банальные мелодии; а я там был, и дай, думаю, поставлю песенку; включил Death Grips, и комната опустела. Им стало чертовски не по себе. А я подумал: "Вот то-то же".

Это не значит, что новый альбом Kasabian полон резких звуков. Пиццорно хочет вывести группу на неизведанные территории, но он по-прежнему понимает, что им нужны грандиозные композиции фестивального размаха – особенно если слухи о хедлайнерском составе фестиваля "Гластонбери" окажутся правдой.

"Я не идиот. Мы отчетливо осознаем, кто мы такие, и что наша группа для всех означает. Мы сочиняем громкие, потрясающие песни с мощными припевами и гордимся этим. Мы хотим, чтобы пятьдесят или шестьдесят тысяч человек пришли и провели фантастический вечер. Но, кроме того, я хочу втиснуть и нечто противоположное, чтобы зрители могли сказать: "Вот это да, сколько тут всего творится".

И не только в музыкальном плане. Три песни с альбома, которые сегодня не прозвучали, раскрывают темы, глубоко взволновавшие Пиццорно. Первая из них, "Kid", была навеяна работами лондонской художницы Кэрри Рейчард – ее циклом мозаик "Mad in England".

Пиццорно говорит: "Они потрясающие. Бац, оторвали от слова "made" букву "Е" – и готово, просто отлично. Первый куплет песни – о взрослых,  сковывающих тебе руки, второй – выражение протеста, и припев: "Все дети скажут: "мы живем, чтобы бороться еще один день". Это настолько невероятная, грандиозная композиция".

Вторая песня, "Glass" – про то, что произойдет, "если вы остановитесь и задумаетесь, сколько у нас сил". Он объясняет: "Та история, когда "Starbucks" уклонялся от уплаты налогов – если бы мы все вместе объединились и сказали: хорошо, никто не пойдет в "Starbucks", ушла бы всего неделя, чтобы разрушить эту компанию".

Третья песня, "SPS" (сокращенно от "Scissor Paper Stone"), замыкающая альбом, была написана о Томе и ему же посвящена.

Пиццорно говорит: "Ты пишешь о своем опыте. Нелегко находить темы для песен, когда твоя жизнь идет… ну, понятно, как. А мы с Томом так часто оказываемся в автобусе в семь-восемь часов утра, и она о том, как тебя в какой-то момент осеняет: "Черт, было бы круто написать про это песню!". Ну, вы знаете, когда ты уже выдохся, а вы все сидите вдвоем, и ты думаешь: "Черт, мне и правда уже пора спать", а потом добавляешь: "А вот еще мелодия". Песня об этой игре – кто дольше всех будет бодрствовать".

Все, что Пиццорно создает, он называет "футуристическим роком".

"Я говорю об этом постоянно, – объясняет он. –  Сейчас делают невероятную электронную музыку и невероятную рок-музыку. Никто не смешивает эти два стиля. Пока что. Но я подобрался к этому так близко, как только смог".

Напоминает недавний комментарий Тома – когда он, не в силах сдержать свое восхищение, буквально бросает вызов фразой: "я начинаю волноваться за все остальные группы".

 

Новый альбом в деталях:

Название: уточняется
Дата релиза: июнь 2014 года
Продюсер: Серж Пиццорно
Запись: "State Of The Ark", Лондон, "The Sergery", Лестер
Серж комментирует: "Я не смог бы написать такой альбом в самом начале. Понимаете, мне нужно было сделать четыре альбома до этой пластинки. Это квинтэссенция Kasabian. То, чем мы являемся по сути".

 

В альбом на данный момент входят:

"Treat"
Том: "В основном, она о том, как увидеть в зеркале темные стороны своей личности. И у Сержа, и у меня есть как хорошая сторона, так плохая. В действительности, он – мой злой двойник, как и я для него. Это как орел и решка, две стороны медали, два лица".

"Explodes"
Серж: "Она о том, как подносишь карандаш к бумаге и что-то выдумываешь".

"Ezz-Eh"
Серж: "Текст песни – это просто слоганы. "Власть в руках плохих людей, и молоко уже прокисло". И еще: "Я справляюсь с неурядицами". Вот этот мне нравится. У нас у всех случаются долбаные неурядицы. Моя состоит в том, что если я не знаю, где лежит пульт от телека, то выхожу из себя".

"SPS"
Том: "Эта песня обо мне, и ее поет Серж. Она красивая, и это честь для меня, но вся пакость в том, что теперь я должен написать что-нибудь в ответ".

"Bumblebee"
Серж: "Скорее всего, этой песней мы будем открывать концерты. В видео к ней надо будет добавить красиво снятый мош-пит".

"Kid"
Серж: "У художницы Кэрри Рейчард есть серия работ под названием "Mad In England". У меня есть одна из них – и они потрясающие. Я подумал, что "Mad In England" – отличный источник вдохновения. Могу представить, как эта песня будет воздействовать на слушателей".

"Glass"
Серж: "Она возникла из мысли о том, что люди, объединившись, могут причинить много вреда. Как тогда, во время забастовок на заправках – у нас три дня не было бензина. Они обладают реальной силой".

 

Kasabian рассуждают...

… о новых группах
Серж: "Возможно, проблема многих молодых групп состоит в том, что они слишком со всеми считаются. Они не хотят говорить резкости, которые могут оскорбить людей, или быть неверно понятыми. Мы о таком не беспокоились. Во время наших ранних интервью мы выкладывали все подряд".

… об отношениях Тома и Сержа
Серж: "Том и моя благоверная – единственные люди во всем мире, которых я вообще способен слушать. Если Том приходит и говорит: "Мне нужно с тобой поболтать", я ему сразу: "Ну, пойдем". Любому другому я бы сказал: "Давай повременим, чувак". Вот в чем разница".
Том: "Нам нужно проводить время врозь, потому что когда мы встречаемся после перерыва, это здорово. Я легко могу нагрянуть в пятницу, ну, и сказать что-то вроде: "Ты как, Серж? Давай повеселимся, поболтаем, расскажем, чего новенького".

… о заблуждениях
Том: "Самое большое заблуждение – то, что мы инди-группа. Что мы из той
же песочницы, что и Shed Seven, и The Bluetones, и долбаные Supergrass. Мы – рок-н-ролльная группа, и мы на стыке стилей, просто-напросто. Я ненавижу само слово "инди". Мы играем футуристический рок-н-ролл".

… о музыкальных экспериментах Сержа
Серж: "У меня есть музыка, которая никогда не попадала в альбомы Kasabian, например, инструментальная краутроковая электронная композиция, длящаяся двадцать минут. Но она подойдет для другого места и времени. Вся моя музыка берет начало из коротких и причудливых синтезаторных звуков, из них я и собираю мелодии. Если они не идут в ход, то так и остаются странными синтезаторными отрывками. Я мог бы показать их после выхода пластинки, когда каждый поймет, на что похожи эти звуки. Я мог бы выпустить эти "обрезки".

… о Твиттере
Серж: "Кажется, мы последняя группа, которая не должна делать то, что должны делать остальные. У меня нет твиттера. Помогает ли это продать больше альбомов? Больше билетов? Ну, отлично, у тебя сто миллионов просмотров в YouTube, но гарантирует ли это, что ты сможешь отыграть аншлаговый концерт на Арене "O2"? Необязательно".

… об энергии Kasabian
Серж: "Наша энергия объединяет людей, они уходят, наполненные ею, она им нужна. У меня нет других ответов. Я не очень-то умею что-то кому-то объяснять. Но мне хотелось бы думать, что мы объединяем людей не напрасно".

Перевод для Britishwave.ru: Маша Морозова
Том Ховард
New Musical Express
Нашли ошибку? Сообщите нам об этом - выделите ошибочный, по Вашему мнению, фрагмент текста, нажмите Ctrl+Enter, в появившееся окно впишите комментарий и нажмите “Отправить”.
Просмотров: 10713