Нужно разделять политику и творчество. Интервью с группой Stoneberry | British Wave

Новое на сайте

    Популярное

    Нужно разделять политику и творчество. Интервью с группой Stoneberry
    05-04-2014

    28 марта в московском China Town Cafe выступила группа Stoneberry. Ребята оказались так хороши, что сразу после концерта BritishWave.ru не придумал ничего лучше, чем собрать их, затолкать в первую попавшуюся подсобку и заставить ответить на все интересующие нас вопросы.


    фото: Илья Козлов

    Ребята, только-только отыграли, можете поделиться ощущениями?
    Антон: Очень редко, чтобы мы были довольны концертом. Всегда будет что-то со звуком,  с организацией, всегда что-нибудь…
    Саша: Всегда какие-нибудь нюансы, да.
    Антон: Но в целом впечатления положительные. В любом случае,  концерт – это круто! Мы всегда их ждем.
    Илья: Если публика давала отдачу, значит, понравилось. Значит, не зря все это.

    О чем думаете, когда концерт заканчивается?
    Александр: Мы думаем, что мы крутые (смеются).
    Саша: А потом приходит осознание действительности.
    Антон:  Мы думаем, что мы крутые, но потом мы анализируем.
    Грант: Когда ты только отыграл, ты посмотрел в зал, тебе все аплодируют, но потом ты просто присаживаешься и анализируешь. Обычно это происходит на следующий день.
    Антон: Мы смотрим видео и думаем: здесь мог бы лучше сделать, здесь неровно сыграл. Но это важно, чтобы было собственное развитие. Его не будет, если не анализируешь ошибки.
    Илья: Нельзя постоянно выходить на сцену и думать: да-да, мы крутые. Если начать так думать, то всё.

    А сколько обычно длится эйфория: день, два, неделю, час?
    Грант: До следующего утра. На следующий день ты еще ходишь, вспоминаешь отрывки с концерта, а потом через пару дней ты думаешь: это было не так, то было не так, тут я дурак, и садишься занимаешься.
    Илья: Думаешь, что нужно сделать лучше. Всегда надо делать лучше.

    Антон, Вы сочиняете тексты. Как это происходит, и с чего начинается работа над песней?
    Александр: Можно я отвечу? Вот как можно вывести формулу, по которой можно написать картину, песню или что-то еще. Если я собираю на станке деталь, я четко знаю, с чего начинать. Но, если мы пишем песню, как можно говорить о том, с чего можно начать, с чего нельзя. Это не тот вопрос, на который мы сможем дать по пунктам ответ: я сначала беру гитару и т.д. Либо это сочиняется, либо это не сочиняется, процесс достаточно интимный.
    Антон: Я могу дать другой ответ. Каждая песня, мне кажется, – это выплеск твоих эмоций, которые ты накопил за определенный период времени. Ты собираешь информацию, что-то в себя впитываешь, и потом это всё выплескивается – в песню, музыку, мелодию, что-либо еще. В любом случае, песня – это отражение тебя. У каждого из нас есть какие-то идеи, мысли, и каждый из нас что-то привносит в музыку, будь то басовая партия или песня под гитару. Всё это потом соединяется в один трек. И не важно, кто принес. В любом случае, мы никогда не различали чье-то индивидуальное авторство, мы всегда говорим, что это авторство группы Stonebery.
    Грант: В любом случае, если кто-то принес что-то, оно вряд ли останется в изначальном варианте. Оно будет обрастать, и окажется в итоге фактически переработано.
    Антон: В большинстве песен я что-то придумываю под гитару и показываю ребятам, говно, не говно? Но потом, то, что я принес, кардинально меняется.
    Грант: Меняется тотально. Антон приносит песню, говорит: вот, я ее чувствую в 6/8, а я ему, нет, Антон, эта песня в 6/8 не клеится, давайте сыграем шаффл.
    Александр: Чувак, не все люди поймут, что это значит.
    Грант: Ну, пусть будут модные слова в интервью (смеются).
    Антон: У нас нет такого, что я прихожу и говорю: так, ты играешь то, ты играешь это.
    Грант: А во многих коллективах так и бывает.


    фото: Ольга Прокопович

    То есть у вас полная демократия?
    Все: Да (смеются).
    Антон: Ну, многие говорят, что это неправильно, что должен быть фронтмен, а остальные просто так играют.
    Грант: Мы сами порой удивляемся, хотя Антон вокалист, по идее – лицо коллектива, он абсолютно не перетягивает внимание на себя. Никогда такого не было.
    Антон: У нас нет такого чувака, который бы вел всех за собой как Иван Сусанин.
    Илья: Как Моисей!
    Александр: У нас есть Настя, она ведет нас за собой.
    Антон: Я считаю, что это нормально, когда все равны и все что-то предлагают, это хорошо.

    Вы творите все вместе, у каждого куча идей. А вот как вы останавливаетесь, как понимаете, что песня готова?
    Грант: А ты это чувствуешь.
    Антон: У нас есть песни, в которые мы много чего напихали, но мы понимаем, что это не то. Это лишнее. Мы их не играем, и постоянно переделываем.
    Грант: Мы иногда делаем песни годами.
    Антон: Да, у нас есть песни, которые мы играли на концерте, но потом понимали: нет, это не то, и надо сделать еще. И мы продолжаем думать дальше, искать.

    Правильно ли я поняла, что в этом году вы планируете запись дебютного альбома? Ваш стиль сформирован и материала достаточно, почему его так долго не было?

    Антон: Ну, прежде всего это финансовая сторона, так как чтобы записать хороший альбом, требуется много денег. Поэтому мы ограничивались мини-альбомами. Мы пытались в них собрать свои лучшие песни и показать. Сейчас мы понимаем, что такого альбома мало, пора записать то, что продемонстрирует всю гамму красок.

    Вы собираетесь включить туда уже готовые песни, или всё с чистого листа?
    Антон: На самом деле, я только что разговаривал с нашим звукорежиссером, он говорит, нужно забивать студию и сразу записывать все барабаны для всех песен альбома. Я ответил ему, что мы еще не знаем, что точно в нем будет. Может, в течение года что-то изменится, и мы придумаем что-то совершенно новое. Это очень щепетильный момент.


    фото: Ольга Прокопович

    В одном из прошлых интервью, вы заметили, что "российский рынок – очень сложный". А что для вас является целью? Вы хотите стать сверхпопулярной группой, которая будет собирать "Олимпийский"?

    Александр: Каждый музыкант тайком мечтает собрать "Олимпийский"… а лучше "Уэмбли".
    Антон: Прежде всего, конечно, хочется быть востребованными. Ты делаешь музыку, тебе это нравится. Очень важно, чтобы тебе нравилось то, что ты делаешь. Есть, допустим, много кавер-групп, которые хорошо играют, но делают это только ради денег.
    Грант: Да, но при этом они охрененные музыканты.
    Антон: Они играют, но для них это работа. Как чувак, который ходит в офис,  сидит 8 часов перед компом, и для него это нормально. Концерты для них – то же самое. А мы стремимся к тому, чтобы нравилось нам, и нравилось людям. Чтобы ты был востребованным, чтобы люди понимали, что ты делаешь, понимали, что ты хочешь до них донести. И когда будет востребованность, тогда будут и концерты, и деньги, и слава.

    Что касается "донести до людей" – считаете ли вы, что творческие люди должны остро реагировать на всё происходящее в мире, открывать людям глаза, или ваше творчество мечтательное, романтическое?
    Антон: Наверное, второе…
    Илья: Нужна субординация, музыка – это музыка, а то, что происходит в мире – это то, что происходит в мире.
    Слава: Выходишь утром на даче, солнышко сияет, облачка...

    В творчестве вы скорее романтики?
    Слава: Да какая это романтика, чистый реализм.
    Антон: Ну, есть люди, например, Юра Шевчук, который стремится вести людей за собой, отстоять свою политическую позицию. Я вообще не считаю, что это правильно, музыкант должен заниматься своим делом.
    Саша: Нужно разделять политику и творчество.
    Илья: Пускай политики занимаются политикой, а музыканты занимаются музыкой.

    Значит ли это, что вас вообще не интересует то, что происходит в мире?
    Саша: Нас лично интересует, но как музыкантов — нет.
    Илья: Я, например, в этих вопросах полный ноль и ничего не понимаю.
    Антон: Любой человек должен быть информирован о том, что происходит вокруг нас. Мы все читаем новости, мы все знаем, что происходит.
    Слава: Кого-то задевает то, что происходит…
    Александр: Но в творчество мы это не пускаем.
    Слава: И когда нам этим заниматься. Он (указывает на Гранта) целыми днями сидит, занимается, чтобы так играть, это же колоссальная работа!
    Антон: Вопрос, конечно, в том, как это отражается на тебе. Мы больше сконцентрированы на саморазвитии.
    Грант: Ты живешь в своем микромире. Твой инструмент — это твой мир. Ты живешь с ним, как пара. Притом, вы такая пара, которая вряд ли когда-нибудь расстанется. True Love…
    Александр: Он с тарелкой своей недавно расстался (смеются).
    Грант: Я очень любил тарелку, но она сломалась. Так бывает.
    Антон: А то, что происходит вокруг, в любом случае отражается на тебе. И, как я уже говорил, песни – это выпуск эмоций. То, что я накопил в себе, возможно и что-то политическое.
    Саша: Завуалированно.
    Александр: Вопрос в том, что на тебя повлияло, когда ты пишешь. Накапливаешь свои переживания, информацию, а потом выдаешь. И если, допустим, на Антона повлияли мировые события, он через некоторое время напишет песню, которая будет навеяна вот этими вот настроениями.


    фото: Илья Козлов

    А музыкальное влияние? Вы сегодня сыграли кавер на Боба Дилана, почему именно он?
    Александр: Потому что клево звучал.
    Антон: Не-не, у нас просто получилось эту песню сыграть.
    Грант: Мы представили, что мы играем эту песню, мы увидели себя в этой песне. Когда я слышу большинство каверов, я не представляю себя играющим это. Мы давно играем его и периодически вставляем в концерты

    Когда следующий концерт?
    Грант: 22 мая в кафе-клубе "Гоголь".

    Екатерина Голодко
    BritishWave.ru
    Нашли ошибку? Сообщите нам об этом - выделите ошибочный, по Вашему мнению, фрагмент текста, нажмите Ctrl+Enter, в появившееся окно впишите комментарий и нажмите “Отправить”.
    Просмотров: 1127